ВОЗЗВАНИЕ О ЖИЗНИ ЦЕРКОВНОЙ В СВЕТЕ ЖИЗНИ И КОНЧИНЫ ОТЦА АЛЕКСАНДРА МЕНЯ

on Понедельник, 12 марта 2018. Posted in ДОКУМЕНТЫ

Москва, 26 ноября 2004 г.

Семьдесят лет со дня рождения Александра Меня, священника, проповедника и писателя, причтённого к лику святых в 2000 году, исполнится 22 января 2005 года. Готовясь к празднованию этого юбилея, мы благодарим Господа Иисуса Христа, благодаря Его за ту ясность и силу, с которой Он явил себя иерею Александру и через него множеству людей. Мы призываем всех верующих во Христа уделить время размышлениям о том, что являет жизнь и кончины отца Александра о жизни церковной.

Прежде всего, это свидетельство о том, что единство Церкви осуществляется не людьми, а Богом. Александр Мень был крещён и воспитан в общине, отделившейся от Московской Патриархии, в общине, которая из-за гонений состояла всего из нескольких десятков человек, скрывавших в подполье своих пастырей. Таких православных светские власти и руководители Московской Патриархии той эпохи обвиняли в политизированности и расколе, но эти обвинения были справедливы лишь по отношению к обвинявшим.

Став священником Московской Патриархии, отец Александр не предал и той Церкви, которая его возрастила. Он объял своей любовью и католиков, и протестантов, пред всеми, вопреки сопротивлению многих возвещая единство всех, кто исповедует Иисуса Христа воскресшим Господом. Он видел, что Церковь отравлена властолюбием и пресмыкательством перед земными властями, что даже искренне желающие выздоровления Церкви обращаются как к главному средству всё к той же внешней, административной власти, перенося в Церковь партийные представления о единстве как свойстве сугубо внешнем, подобном единству канцелярского делопроизводства или армейского подразделения.

Он же свидетельствовал, что Церковь едина не потому, что пронизана послушанием низших высшим, строгой дисциплиной, а едина иерархией служащих Христу различными дарами. Его архипастыри часто пренебрегали своим долгом, помогая светской власти преследовать отца Александра за проповедь Евангелия, но он, страдая из-за этого, продолжал благовествовать, не считая возможным ставить послушание людям выше послушания Богу.

Сегодня, когда многие христиане, особенно в России, приносят в Церковь земные представления об иерархичности как централизации, одностороннем использовании власти для передачи приказов сверху вниз, пресечении всякой самостоятельности и максимальной унификации, мы благодаря отцу Александру Меню можем напомнить следующие основные для церковного устроения истины. Централизация Церкви есть собирание верующих вокруг Господа Иисуса как центра. Видимая централизация может быть помехой для такого собирания, особенно в условиях такой страны, как Россия. Тут многие десятилетие единовластия коммунистической партии создали у людей иллюзию, что любое действие тогда результативно и нравственно, когда основано на большевистской традиции диктатуры, подавления всякого разнообразия как «фракционности». Большевистское правление повлияло на институт патриаршества в Русской Церкви, сделав должность патриарха - возможно, на многие годы или, даже, навсегда - церковным аналогом должности генерального секретаря. Апостольская Православная Церковь для себя считает опасным и недопустимым учреждение патриаршества, призывает всех православных России с трезвостью относиться к этому установлению, которое и в XVI-XVII столетиях, и в XX веке оказалось орудием порабощения и разложения духа любви и единства в Церкви.

Внешнее единство Церкви не есть самоцель и ему не подобает приносить в жертву истину и совесть. Поэтому Апостольская Православная Церковь призывает всех православных, вообще всех христиан, воздерживаться от взаимных прещений и анафем, не проклинать друг друга, не подозревать друг в друге еретиков и раскольников, но устанавливать друг с другом отношения мира и любви прежде всего как между людьми, а по возможности - и как между членами различных конфессий. Уважение к личной совести каждого должно быть сильнее желания доказать истинность своей позиции, своей Церкви, своей общины.

Отец Александр Мень писал книги и выступал с лекциями не для того, чтобы дать людям знание о Христе, а чтобы открыть им путь в Церковь. Несмотря на притеснения, вокруг него собралось несколько сотен человек, из которых при его жизни и особенно после его мученической кончины образовалось несколько десятков групп, частью ставших зародышами новых богослужебных общин, частью оставшихся малыми, но живыми сообществами христиан. Некоторые из тех, кого он привёл в Церковь, при его жизни или после его смерти, стали католиками, некоторые - протестантами. Некоторые не пошли по пути соединения Православия с государственной властью, и оказались в том же положении, в котором были духовные наставники будущего святого: не столь, к счастью, гонимы государством, но столь же преследуемы клеветой и ненавистью.

Церковные пастыри и архипастыри должны с абсолютным уважением и кротостью относиться к тому выбору, на который подвигает христиан совесть, радоваться, если уходящие от них не уходят от веры во Христа, а пытаются своей жизнью восполнить недостающее, по их мнению, в других христианских общинах.

Личность и состоящая из людей с личной ответственностью община есть основа Церкви, без которой священники и епископы превращаются в легковесные облака. Епископ - глава Церкви, но Церковь - не только священники и штатные сотрудники церковных учреждений, а прежде всего члены богослужебных общин, приходов. То, с каким бессердечием и с какой лёгкостью была разогнана община духовных детей отца Александра, напоминает: община должна обладать всеми подобающими правами, начиная с права регистрировать своих членов, обладать имуществом самостоятельно и этим имуществом распоряжаться, избирать кандидатов для рукоположения на церковно- и священно- служение.

Эти элементарные основы церковной жизни, запечатлённые в постановлениях единственного вполне свободного Поместного Собора Русской Церкви 1917-1918 годов, должно возрождать и укреплять. Не следует бояться, что расширение свободы в самоуправлении церковных общин повлечёт за собой рост в Церкви общин обрядоверных, агрессивно-фундаменталистских, иногда даже националистических и черносотенных. Опыт показывает, что подобные отклонения от христианского духа берут верх и превосходно себя чувствуют как раз там, где власть жёстко централизована. Дух деспотизма и корысти, в том числе, в Церкви, смотрит сквозь пальцы или даже поощряет самые уродливые извращения, лишь бы они были ему лояльны и готовы травить тех, в ком власть усмотрит угрозу себе.

Апостольская Православная Церковь призывает своих архипастырей, священников, церковнослужителей и мирян наполнять общинную жизнь духом творчества, открытости, взаимного снисхождения, готовности к взаимным уступкам, диалогу, общению. В церковной жизни, как и в светской, не свобода, а деспотизм является самым страшным ядом, и деспотизм этот проявляется прежде всего в глухоте к мнению другому и в попытке утвердить своё мнение как единственно церковное. Где нет власти церковного народа, там и власть церковных пастырей превращается в издевательство над людьми, в кощунство и святотатство. Да сохранит нас от этого Господь и даст нам быть в союзе мира и любви, да встретим мы возлюбленного Господа Иисуса как подобает невесте встречать Жениха - в радости, спокойствии и с чистой совестью. Аминь.

Контакты

Россия, Москва
www.rapc.ru / рапц.рус

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Подписка на новости

социальные сети

Навигация